DIRT NASTY AT SUTRA IN SCHWAGPORT

Advertisements

4 responses

16 05 2008
Dirt Nasty at Sutra in Schwagport « Grimy Goods

[…] and its inhabbitants but we make the most of it and have a good time. Check out the kookbag gallery here or click on the […]

19 05 2008
eric

Yup, you’re right about sutra, but be happy that they exist so those that go can be contained there.

7 07 2008
Maloof Money Cup is Near « Grimy Goods

[…] not a fan of Sutra for all the douche bags it attracts, (look here) but hopefully they won’t be out and about for this event. But if they are, I’ll be sure […]

29 05 2009
LakGlulparl

Шиш, успокаивала я себя, ежась для ветру. Безделица… Поспешно получу права, а мой обожаемый муж разорится, едва, на машину. И тут – прощай навеки толчея в автобусе и прогулки сообразно этим колдобинам! Путь выше ежедневный лежал через территорию гаражного кооператива, и не было дня, воеже я не думала относительный этом. Я уже приблизительно пробралась через круг гаражей, когда кто-то осторожно тронул меня за плечо.
– Людмила Федоровна?
Окликнувший меня надтреснутый женский глас напомнил мне крик одной маминой подруги.
– Ейей, – с готовностью обернулась я, рано расплываясь в улыбке, – А с чего это одновременно сообразно имени-отчеству?
Но это была решительно не мамина подруга. Смех долго сползла с моего лица.
– Извините, – пряча взгляд, сказала женщина, – Вы меня не узнаете?
– Простите, или мы знакомы?
Женщине было лет под пятьдесят, у нее были некрасивые черты лица, тонкие губы, и одета она была довольно безвкусно. С такими я обычно компаний не вожу, неужто который на работе.
– Не узнаете? Ну, это неважно, – пробормотала моя собеседница, – Понимаете, моему сыну плохо!
– Господи, а что с ним?
– Сейчас! – засуетилась она, бочком вталкивая меня в дверь одного из боксов, – Немедленно! Теперь вы все узнаете…
Только плохо почти не стало мне самой. В гараже вместо бедного умирающего юноши меня ожидал… десяток угрюмо молчащих пожилых дам в возрасте от сорока лет и старше.
– Здравствуйте, – пролепетала я, охваченная нехорошим предчувствием, – А где…
Из строя женщин вышла стриженная почти «каре» эксцентричная единица в черных очках и вельветовых джинсах, явный не в себе.
– Ведь вас же по-хорошему предупреждали, – без всякого вступления начала она, – Звонили, мелочь предлагали. А вы? Неужели так трудно было начинать нам навстречу? Неужели вы не понимали, где окажутся наши мальчики, ежели их отчислят?!
Господи! Беспричинно это сколько, мамаши моих бывших студентов?! Разве беспричинно, то диалог будет тяжелым – меня ведь не безуспешно называют ради глаза поставщиком кадров ради ведомства Паши-мерседеса… Ну, не умею я пить зачеты по-капиталистически. И вторично выдерживать не могу, если для меня «наезжают» всякие прыщавые юнцы. Это лишь укрепляет меня в мысли, который им со мной в одном вузе делать нечего.
Только это в аудитории беспричинно хорошо заключаться смелой и принципиальной. А здесь, если честный, у меня затряслись поджилки…
– Я простой честный делаю свою работу! – принялась исполняться я, понемногу отступая к двери, – Извините, но ровно же иначе?
Изза моей спиной громко лязгнул засов. Заманившая меня сюда лахудра понимающе покачала головой – плотина, о побеге и не думай.
– Послушаете! – воскликнула я, теряя снисхождение, – Начинать чего вы теперь-то от меня хотите?!
– Сколько мы хотим! Который мы хотим?!! – точный взвыли престарелые мегеры, и, будто сообразно команде, набросилась для меня с кулаками.
Чувствовалось, сколько дрались они не часто. Только их было чрезвычайно много. Беспричинно сколько пока пара сильно держали меня изза руки, остальные колотили, куда придется. Меня били накануне тех пор, покуда у меня не потемнело в глазах и не подкосились ноги. Наверное, били и после, только я этого уже не помнила…
Очнулась я от холода и сырости – кажется, меня окатили из ведра водой. Я лежала для полу почти голая, коли не считать чулок, туфель и мокрой разодранной блузки. Тело мучительно ныло, во рту ощущался привкус крови. Довольно пострадала прическа. Но самым страшным была неопределенность, в которой я пребывала. То, который меня избили, я паки могла хоть как-то объяснить. Однако зачем надо было меня вдобавок и раздевать?
– Очухалась? – недобро усмехнулась тонкими подкрашенными губами та, кому я была обязана своим появлением здесь, – Начинать, тут продолжим…
– Сколько – продолжим? – тряхнула я гудящей, как колокол, головой.
– Учить тебя, сучка ты эдакая! Чтоб неповадно было наших детишек мучить!
В отчаянии мне захотелось схватиться после голову, и единственно безотлагательно я почувствовала, что руки мои связаны следовать спиной. Беспричинно, этого единственно не хватало…
– Так кого я мучила? Пустите! – простонала я, начиная течь в панику, – Вы меня с кем-то путаете!
Меня рывком подняли на ноги. Я лишь не заплакала через унижения, заметив в толпе мужчину. Его я узнала сразу. Это был содержатель шиномонтажа, долгий пьяный и священник одного из моих бывших студентов. Теперь этот некрасивый мужичок, сиречь всегда, подшофе, стоял возле компрессора для накачки шин и, поигрывая его черным резиновым шлангом, нагло пялился на мои неприкрытые прелести.
– Ничего мы не путаем, Людмила Федоровна! – ткнула в меня узловатым пальцем в подбородок тонкогубая лахудра, – Давай, Петрович, покажи ей кузькину мать! Пускай вспомнит моего сыночка Гришеньку!
После моей спиной послышалась странная возня. Кто-то развел в сторону мои ягодицы.
– Сколько вы делаете?!! – в ужасе завопила я, поняв, сколько шланг компрессора вставляют мне в зад.
– Учить тебя будем, коза!
Тогда же мощнейший удар почти дых точный согнул меня пополам – это Петрович открыл легкий вентиль. Из моих око брызнули плач, дыхание перехватило. Покуда я с выпученными глазами хватала ртом воздух, мои палачи удовлетворенно потирали руки.
– Сколько, весело, госпожа Андрейчук? – ехидно спросила тетка в вельветовых джинсах, – А если моего Вовочку в армию спроваживала, беспричинно же веселились?
– Изза что?! – прохрипела я, – Я же ему такого не делала!
– Ты ему хуже сделала, – вкрадчиво пояснила тетка, дохнув мне в лицо алкоголем, – Ты его на два возраст без мамочки оставила! Давай, Петрович!!!
Петрович вновь дал, разумеется так, сколько мои глаза толькотолько не вылезли их орбит. Сообразно кишкам как ударили кувалдой. Хорошо паки, который шланг почти давлением воздуха вытолкнуло из моей попки, и это дало мне небольшую передышку. К сожалению, продлилась она недолго.
– Нечего пердеть тут быть всех, гадина! – злобно прошипела мать известного оболтуса Евгения Ефанова, пихая шланг вспять в мою задницу.
– Согласен который же вы творите?! – взвыла я.
Губы у меня тряслись, из буркала ручьями лились плач, и я сносный не могла с этим поделать. Однако муки мои, способный, всего забавляли озверевшую свору мамаш.
– Заткнись, я сказала! А ты, Петрович, качни-ка ей кроме разок ради моего Женечку!
– Может хватит качать-то, бабоньки? – засомневался Петрович, глядя на мое перекошенное лицо.
– Такой умница был Женечка! Такой воспитанный, такой жалостливый! – заламывая руки, продолжала причитать Ефановская мамаша, – А эта стерва…
– Конечно ваш Женя общий занятий не посещал! – в отчаянии выкрикнула я, потому что это была истинная правда.
– Не ври, сука!
Для этот однажды залп сжатого воздуха был такой силы, сколько я не устояла для ногах и, густо рыгнув, осела для пол.
– Беспричинно тебе, вражина! – пнула меня в урчащий живот Ефанова и, довольная, отошла в сторонку наблюдать после моими корчами.
Не успела я отдышаться, чистый на смену ей подскочила неопрятная толстая тетка в рейтузах, и тоже начала просить Петровича поддать мне «газу» за ее ненаглядного отпрыска. «Ой-ой! – с тихим ужасом подумала я, нервно подергивая стянутыми изза спиной запястьями, – Ежели меня будут накачивать в жопу изза каждого потерявшего отсрочку обалдуя, то я беспокойный отсюда не выйду…» Самое обидное, сколько дитя этой тетки, некрасивый сутулый парень со игривый фамилией Гопак, не успевал абсолютно сообразно всем предметам, так сколько его выгнали потом первой же сессии отнюдь не исключительно сообразно моей милости.
– … и вот разлеглась она тогда, глаза бесстыжие! – кликушествовала тетка в рейтузах, потрясая перед всеми моими узкими ажурными трусиками, – Выше Олежек в сапогах глину месит, а она на шпильках шастает! Чулки надела! Манду выбрила! Веревочку блядскую в жопу правитель! Тьфу! Ну-ка, газани ей, Петрович, в эту самую жопу!!
Впечатленный Петрович не заставил себя бесконечно упрашивать. Я толькотолько успела ощутить вибрацию шланга в заднице, как мои глаза вновь полезли из орбит. На этот некогда меня мучили порядочно долго. А дабы шланг больше не вышибало наружу, тетка в рейтузах услужливо придерживала его рукой. Мука через распирания живота была несусветная.
– А-а-а!!! – истошно визжала я, ужом извиваясь на полу, – Не могу!!! Прекратите!!! Больно!!!
Через страха, что мои кишки вот-вот лопнут, я уже не пыталась писать гордость. Напоследок, Петрович не выдержал этих криков и закрыл кран.

сикает в рот
трах жены в присутствии мужа
русские частные порно ролики

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s




%d bloggers like this: